Посольство Норвегии в Бухаресте рисует глянцевую картину норвежской службы защиты прав детей (Barnevern)

BukarestОригинальное заглавие:

Jan Simonsen

Norwegian Embassy with gross bluff about Norwegian child protection (Barnevern)

**

Посольство Норвегии в Бухаресте опубликовало на своей странице обширную информацию о норвежской службе защиты прав детей и опеки /Barnevern/. Возможно, что аналогичная информация размещена и на сайтах норвежских посольств в других странах.

Доклад не точен и местами откровенно не верен и имеет целью нарисовать глянцевую картинку системы, которую тысячи норвежцев воспринимают как вмешательство в жизнь семьи и нарушение прав ее членов, и действия которой вызвали многочисленные демонстрации не только в Бухаресте и других европейских столицах, но и в самой Норвегии.

„В 2014 примерно 53.000 детей находились под различными формами опеки службы защиты прав детей. Более восьми из каждых 10 этих случаев составляли решения о получении помощи детям и семьям, принятые на добровольной основе“, говорится в докладе посольства. Однако сведения о том, как много детей получают помощ от службы опеки, разумеется, полностью иррелевантны по отношению к проблеме – как много норвежских детей изъяты от своих родителей. В 2014 году 11200 детей проживали у приемных родителей, что следует из статистики Директората по делам детей Норвегии. В течение года 1665 детей были принудительно изъяты из семей.

Круглый год, буквально через день и год за годом 3-4 ребенка лишаются родитилей по решению службы опеки.

Посольство пишет, что решение об установлении опеки издается специальным или ординарным судом и „только в случае если ребенок систематично подвергается “жестокому обращению, унижению или пренебрежению к его правам“. „Содержать ребенка вне дома без родительского на то согласия всегда является последней возможностью“,-сообщается в докладе.

Это существенный аргумент, чтобы косвенно направить тяжелые обвинения в сторону родителей, имеющих мало возможностей защититься. В одном из дел, заведенном против чешской матери, в апеллативном суде против нее было использовано обвинение, что она обратилась к СМИ за помощью в ее вопросе.

Утверждения посольства о том, что дети отнимаются от родитилей только в том случае, если налицо предшествовавшее систематическое “жестокое обращение, унижение или пренебрежение к правам ребенка“ настолько некорректно, что может быть охарактеризовано как грубая ложь.

Изучение сотен подобных дел, предпринятое доктором наук Оге Симонсен / dr. science Åge Simonsen/ показывает, что редчайшие случаи передачи прав на детей органам опеки были обоснованы пренебрежением к заботе о детях, невыполнением родительских обязанностей, а чаще всего были взяты под опеку в результате субъективной оценки какого-то бюрократа из данной службы /Barnevernet /, гласящей что родители „не проявляют заботу о детях“ –  они были признаны недостаточно способными родителями.

Эта картина соответствует и собственной статистике Директората по делам детей, относительно 20 признанных им случаев неправомерного вмешательства службы опеки в дела семьи. Первым в списке оснований для этих действий стоит формулировка: „Родители не имеют родительских навыков“. В одном интервью данном норвежской газете “Verdens Gang“, адвокат Thea Totland сказала, что в последние годы она отмечает все больше дел, где речь не идет о явном пренебрежении заботой о детях“, но где оценка заботы о детях надуманна и исходит из требований, которые многие семьи не в состоянии выполнить.

И что же должно следовать если служба опеки /Ба′рневе′рнет/ считает, что родители не имеют соответствующих способностей чтобы растить своих детей?

Профессор Марианне Сконланд, очевидно, известный человек в Норвегии, который на протяжение многих лет занимается вопросами деятельности службы защиты прав детей страны, и которая всесторонне знакома с существующими проблемами защиты прав детей и семьи, в одной из своих статей по данному вопросу анализирует аргументы, использованные службой опеки и аналогичными службами других стран Северной Европы, страдающими от таких же государственных систем.

Из 69 использованных ею примеров судебных дел по поводу установления опеки, я приведу только пять наиболее репрезентативных:

1: Психолог констатировал, что мать ребенка не смогла как следует приготовить омлет /в присутствие психолога, чтобы продемонстрировать ему свои умения,/ и что она режет хлеб слишком толстыми ломтями.

2: Ребенок смотрит с любопытством на незнакомых вокруг и улыбается им. Это значит, что он не испытывает привязанности к своей матери.

3: Грудной ребенок наклоняет голову не в ту сторону, когда отец его умывает.

4: Мать хочет отправить детей к физиотерапевту и на другие необходимые медицинские процедуры в сопровождении их бабушки вместо того чтобы сопровождать их самой.

5: Когда дети посещают бабушку, она обнимает их. Барневернет должна была прекратить это, так как это может создать нежелательную привязанность.

Посольство заявляет, что “родители имеют право на справедливое разбирательство, включая адвоката, услуги которого оплачивает правительство, они также имеют право быть выслушанными и право обжаловать решение“.

Это верно на бумаге. Но правовое исследование вопроса иллюзорно. Правовая практика такова, что она к этому почти никогда не приводит. Это подтверждают и норвежские адвокаты. На все время судебного разбирательства дети передаются приемным родителям, и благодаря этому на суде служба опеки использует против биологических родителей аргумент, что дети, якобы, привыкли к своим новым “родителям“, и что их можно травматизировать, отрывая их от их новой среды. Чем больше времени проходит, тем сильнее нажимают на этот аргумент, получивший силу тарана, пробивающего систему правосудия.

Суммируя сказанное будет правильно отметить, что служба защиты прав детей в большинстве случаев отнимает детей у родителей исходя из очень слабо аргументированной умозрительной оценки об “отсутствии внимания к детям“. Постановка вопроса такова, что государство а не родители несут главную ответственность за наших детей. И дети и родители сегодня подвергаются этому натиску со стороны барневернет. Это касается как норвежских так и не норвежских родителей, пребывающих постоянно или временно в Норвегии. Даже у беженцев, которым отказано в этом статусе и высылаемых из страны, отбирают детей и передают их на воспитание приемным родителям норвежцам /это бездетные семьи, нередко на профессиональной основе нанятые государством и получающие соответствующую зарплату за воспитание чужих детей до 17-летнего возраста в семейных условиях. – примечание переводчика/.

Занимаясь этим вопросом приходится увидеть своими глазами человеческие катастрофы, разрушенные семьи и в отдельных случаях родителей, покончивших с собой или ставших в конце концов наркоманами от муки, потеряв самое дорогое что у них было. В докладе Норвежского института урбанистических и региональных исследований (Norwegian Institute for Urban and Regional Research – http://www.nibr.no/en/) говорится, что среди детей, отданных усыновителям, самоубийства случаются в 8 раз чаще чем среди других детей и подростков (pp 12-13 of the report – http://www.nibr.no/filer/2005-12.pdf).

Такова правда о норвежской службе опеки, о которой норвежское посольство в Бухаресте видимо не желает информировать румынских граждан.

В добавок ко всему барневернет потеряла доверие.

Это приводит к тому, что родители, нуждающиеся в помощи, избегают обращаться за нею из страха, что результатом будет не та помощь, которая им нужна, а что у них отберут детей.

www.mhskanland.net

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s